Скрытый Мир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый Мир » Когда приходит вдохновение... » Музы корчатся в муках, наблюдая мои потуги...


Музы корчатся в муках, наблюдая мои потуги...

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Хм, кажется, меня расперло вдохновение? *задумчиво смотрит на только что придуманное название темы* Ну, я гениальна, это очевидно... *Отмахивается от надоедливо кружащей вокруг музы*

Итаааааак... *торжественным голосом, под фанфары, аплодисменты и хлопки открывающихся бутылок с шампанским достает потрепанную книжицу*

Если  понравится - можете присылать букеты цветов и дорогие подарки, а если нет, то знать ничего не знаю, это не мое  http://www.valar.ru/gallery/0607/itchingsmile.gif

Как говорил Гагарин, понеслася!

0

2

Написано хрен знает сколько лет назад.

Мысль
Мысль - как быстрое время
Один миг - и ее уже нет
Когда несешь жизни тяжкое бремя
Так нужен дельный совет

А бывает, что она долговечна
А бывает, что она - одна *о, да! я даже людей таких знаю!*
Плывет в голове неспешно,
А бывает, ее нет никогда! *таких людей я тоже знаю, их еще больше >.<*

Мысль бывает о главном, о вечном
Или просто немыслимый бред *ага, как это "стихотворение"*
Или же представленье о жизни
Или очень абстрактный предмет

Когда на дороге стоишь ты
Когда ты кого-то ждешь
Думай любые мысли, *О.о а так вообще можно говорить??*
Но мысль изреченная - ложь.

0

3

Выберем что-нибудь постарее, тогда можно будет спихнуть все на возраст и глупость *радуется, какой он хитрый*

Не желаю, чтоб плохое их жизни ушло,
Ведь оно никуда не уйдет *правильно, зачем желать несбыточное, нервы тратить?*
Ведь без зла никогда не познали б добра,
Как без тьмы не познали бы свет

Так чего же в жизни больше?
Добра? Или Зла? Вот вопрос...
Но пока сей ответ не найден, друзья,
Не задавайте себе этот вопрос. *переложите это бремя на другого XD*

*выкинута строфа про лубоф*

Так зачем же мучить сомненьем себя?
Ведь в жизни нет ничего такого,
За что нельзя отдать ее навсегда
За очень близкого кого-то другого

Мдя. Я тогда был максималистом... И уже тогда (10 лет назад) больше задавался вопросами философского характера, нежели межличностыми отношениями... *задумчиво* А какая рифма! *с восхитительной иронией*  "Ушло - добра", "Уйдет - свет"... вот про это я говорил в самом начале, а вы не верили... *злорадно*

0

4

опять мои корябки... *виновато почесал кончик носа* Но это написано сравнительно недавно,Ю всего пару лет назад))

Вампир (оригинально, а?))))

Пять сотен лет, без перемен.
Жила, живет и нет проблем.
Ночами ест - кровавый пир,
А днями спит, она - вампир.

Лицо, походка и фигура -
Божество сошло в наш мир,
Прекрасно мраморное тело
И голос, как звучанье лир (лиру ни разу не слышал, надеюсь, не как карканье ворон...)

Уста зовут поцеловать,
Но неспроста она с тобой
"Никто не хочет умирать..." -
Утерла дева рот рукою.

У ног безжизненное тело,
А сила уж играет в ней,
Останется лишь контур мелом,
А ей лишь будет веселей...

Хитра, безжалостна, умна
И люди для нее - еда,
И знает лишь один закон:
Кто слаб - тот мертв, кто жив - силен.

Рубины глаз горят в ночи.
Свобода... Без нее не жить вампиру.
Уж лучше прыгнуть на мечи
Или сгореть и прах развить по миру

Но в данный час она одна
Никто не посягает на свободу,
А кто посмел не разомкнет глаза:
Давно гниет уж под землею.

Восходит полная луна,
Льет бледный свет на мостовые,
И под него такие, как она
Выходят и сливаются с живыми

Не отличишь на первый взгляд,
Но присмотревшись осторожно
Поймешь, что двигаться так невозможно,
Неся порока и невинности заряд

Давно не бьются из сердца,
Дыханье воздух не колеблет.
Сегодня ждут они жреца,
Который богу Крови внемлет.

0

5

Вообще, многие мои "шедевры" задумывались как монументальные произведения, с глобальной задумкой и длиной как Великая Китайская Стена. Но в основном вдохновение и энтузиазм заканчивался на втором-третьем четверостишьи и я в упор не понимал на кой я вообще это начал... посему получались порой такие вот "выкидыши":

Зачем человеку чувства? * и правда... О_о*
От них одна только боль,
Но без них в душе так пусто,  *http://i003.radikal.ru/0807/36/c0faf5cff020.gif*
Ведь без них человек просто ноль.
*автор напоминает, что писалось сие больше десяти лет назад, так что тапки улетает в прошлое... А дальше мне надоело писать, но надо было закончить. Оцените оригинальность идеи:*

А чувства бывают разные
И грустные и прекрасные
На этом мысли кончаются *ну хоть честно...*
Глаза у меня закрываются...

Вот такой облом))))

0

6

Однажды, не помню в каком году
И где не помню - не так уж важно...
Я был убит - погиб в бою
И был сожжен - лишь пепел с сажей

Какие песни и панихиды, какие танцы
для нас, ушедших? Большая скорбь,
Большое горе... О чем вы, братцы?
В одной могиле - червям прокорм.

По нам ведь воет лишь ветер мрачный
Да скорбный месяц шьет одеяло.
Пройдут не годы - дни... удачно!
Живи страна моя родная... *практически Некрасов...))*
Лит.кон-с, 24.07.09

0

7

У меня сегодня вдруг
Приключился дикий глюк
Будто вырос у меня
На носу большущий сук
Три ноги и длинный хобот
И из жабер точно шепот...
Третий глаз открылся тоже
До чего противна рожа!
Рог венчает голова...
Отпусти меня, трава!

Лит.кон-с, 24.07.09

0

8

Роза черная на кипельном снегу...
Просто сон.
Наклоняется, берет ее в руки
Он
Прикасается губами к лепесткам,
Взгляд укрыт.
Мать взбирается на небосвод,
Он дрожит.
Лишь она его подруга
В эту ночь,
Жажда темная сжигает -
Не помочь.
И опять бежит по веная
Злая кровь.
Раз за разом, год за годом,
Вновь и вновь.
Жалит сердце, воют нервы...
"Уходи"
Дочь людская, тихо-тихо:
"Подожди...
Не беги, поверь, останься, здесь
Твой дом..."
И с трудом проходит вставший
В горле ком.
Он поверил и забыл про жегший
Сердце свет,
Ураган свободы - дикий ветер
Этих мест,
Одиночество отринул
И простил
Кто свинцом его каленым
Заклеймил,
Кто суставы ему рвал,
Огнем пытал,
Кто изгнать его - изгнал, но
Не сломал.
Протянул он пальцы-когти
К деве той
Звонкий смех раздался той
Ночной порой.

... Вниз Селена смотрит на
Свое дитя,
Как над телом мертвым вороны
Кружат.
Скорбный вой в ту ночь тянули
Волки у реки...
В лунном свете танцевали
Угли-лепестки.

Ну почему? *стонет* Почему черная роза? Что за пошлость? Хех, и я стал жертвой банальщины... Ну и ладно)
Обоснуй: по задумке "дева" - некая нечисть, которая чувствует то, что подсознательно желает жертва, заманивает, а потом убивает. Вот такой наивный оборотень. Вроде тертый, и огнем его пытали и клеймили... А тепла все-таки хочется. Надоело одиночество - спасу нет. Да только вот стоило поверить - бац! - и съели. Под этим произвдением надо большими, просто ОГРОМНЫМИ буквами написать: "НИКОМУ НЕЛЬЗЯ ВЕРИТЬ!". Только себе, да и то через раз...

0

9

А это, пожалуй, мой любимое. Под него так хорошо депрессить....)))

Пепел кружится в ночной темноте
Тихо сгорает моя сигарета
Дождь шелестит в душе-пустоте
Когда же все, к черту, закончится это?

Чего не хватает мятежной душе?
Чего она ищет, вырываясь из плена?
Раскаленным углем обжигает уже,
Закрываясь от всех тонкой пленкой из тлена.

Красной змейкой сжигает бумагу бытья
Оставляя лишь горький запах табачный
И останутся только годы нытья
О судьбе нерадивой да делах неудачных

Догорит сигарета, никому не нужна:
Остался лишь фильтр и край едва алый
И летя сквозь деревья, душа, как искра,
Последний раз вспыхнет, чтоб потухнуть в финале.

Обоснуй: Да, депрессняк. Да... Ну и что? Накуя мы мы живем, спрашивается? Ничего хорошего... Меня тут на днях спросили: а для чего ты, паря, живешь? На что я с лихой бравадой юности ответил: Чтобы сдохнуть!
Вопрос, по правде говоря, простотою своей поверг меня в немалый шок и после в глубокий уход в себя поисках ответа. Которого я так и не нашел, ибо ничего достойного не вижу. Разумеется, правильный ответ на вопрос "в чем смысл жизни" - это то, что каждый сам выбирает ради чего стоит влачить это бессмысленное существование, наполняя его радостным смыслом (да простят мне такую грубую тавтологию и бесчисленные повторы).
Курю я мало (и не траву, а обычный "Кент", четверку), посему с непривычки голова пошла кругом, когда отправленная щелчком (этому до ужаса пижонскому жесту я научился у своего приятеля, смолящему сигареты, как паровоз, сам удивляюсь, как у него дым из ушей до сих пор не идет...) куда-то в темное пространство под балконом восьмого этажа и оставаясь там несколько мгновений мельчайшей, медленно затухающей, точкой на мокрой земле. Смотрел до рези в глазах, пока не убедился, что больше не могу ее разглядеть. Видимо, она уже окончательно напиталась влагой и потухла...
ПС: графоман, блин. настрочить  такой абзац к нескольким рифмованным строчкам...

0

10

Один из моих ников на ролевых форумах - Кель. Собственно, стих...)

Глючит комп, заело аську,
Пес бездомный хочет ласки
Солнце светит и блестит
И с тобою говорит:

"Не ходи сегодня, Кель
На работу. Целый день
Будет там клиентов масса
Не обед не будет часа!

Ты помрешь во цвете лет!
Будешь в тридцать - старый дед!
Надорвешься - будешь знать.
Лучше ты иди-ка спать...

Закрывай-ка, Келя, глазки,
Расскажу тебе я сказки..."
Дззззынь! Будильник, гад!
Издевается - и рад!

Будит рано с утреца!
Все. Недолго до конца
Этой сволочи осталось
Совесть тихо подокралась:

"Кель, а Кель? А как же комп?
Аниме бы пару тонн...
Новый винт и сетевуху...
Вот развалиться старуха -

Как на форум ты войдешь?
Так что лень свою не трожь!
Ты вставай-ка, кофе пей
И работать не робей..."

Дожил, блин! Ведь сам с собой!
Все в порядке с головой?
А не пофиг? Надо встать.
Ну?!.. Ура! .... Мать, мать, мать, мать...

Все, кукушка, те не жить!
Ща серьезно буду бить!
Осознай же положенье:
Кто же будит В ВОСКРЕСЕНЬЕ?!?!?!

Лит.конк-с, 19.10.2009

+2

11

Вельхеор, хмм. Весьма, надо сказать) Разнообразно. Последнее - и жизненно, и шедевр х)

0

12

Вельхеор написал(а):

Ну?!.. Ура! .... Мать, мать, мать, мать...

эта часть шедевра особенно удалась)) молодец, повторюсь)

0

13

Классные стихи)) Очень понравились ^^

0

14

Я просто оставлю это здесь, чтобы не потерять. Не мое.

ДОРОГА В ГОРОД ЛЕЙФ

Небо закатом обожжено,
Ночь покрывает все черной краской.
Стало так тихо – спокойно, темно...
Я расскажу вам печальную сказку.

Слушайте – кто еще слушать умеет,
Жаль, что давно позабыто начало.
Где кто-то умер, трава зеленеет.
Видишь – корабль отплыл от причала.

В море туман, ветер гимн нам насвищет,
Море бушует – наверно с похмелья.
И ничего тут никто уж не ищет,
Пропито, прожито – смех да веселье.

Впрочем, о чем я – совсем не о том,
Все это есть – в смысле будет – потом.
Черные свечи, посмертная маска, вечер –
Так пусть начинается сказка.

– 1 –
Однажды, неважно, в каком году,
Неважно где – в три-проклятом царстве –
Три путника вдаль по дороге идут:
Прощай дорога – другая здравствуй.

Цветет отравой дурман-трава,
Подстерегают лихие люди...
Лишь тот, кто знает трех тайн слова,
Во тьме не сгинет, и целый будет...

Идут человек, полугоблин и эльф,
В далекий сияющий город Лейф.

И солнце смотрит так равнодушно
В пустом, холодном и сером небе.
Сжимает гоблин свой меч послушный,
Мечтая только о черном хлебе.

А человек – он мудрец и вор,
Почти все знает, почти все видел:
Пожары, войны, и черный мор,
Не видел только он небо синим.

Сгущались тучи, бурей грозя,
Сухой – как груды земли бесплодной.
Да камень черный «Пройти нельзя:
Дойдет до цели лишь труп холодный» .

А эльф негромко так рассмеялся:
«Грозить мне будешь – кусок гранита?
Пускай все Боги на небе злятся,
Мне все до фени – душа разбита...»

Седое солнце серо от пепла,
Земля дымится – глаза слезятся...
Да смерть косою махает слепо,
Кошмары мертвым уже не снятся.

Идут человек, полугоблин и эльф,
В далекий сияющий город Лейф.

Горит костер среди мертвой степи,
Спят эльф и гоблин, а вор на страже.
Из праха ночь привиденья лепит.
Как тихо... ветер не дунет даже.

Как жутко тихо, к чему бы это –
Не воют волки, не плачут совы.
Мерцают камни неясным светом.
О Бог мой... Мертвые крысоловы!

Эгей! Тревога! Братки – проснитесь!
Мы будем драться – пока возможно,
Гляди в пустые глаза, смелей.
Покуда смерть не вошла под кожу,

Дурная слава – святое дело,
Братуха гоблин, спой нам по-свойски,
Про то, как солнце по пьяни съело
Полсотни трупов с чумной помойки,

Потом дымило как сотня печек.
«Ахнум арр хаур, Меррах джа джэль»
Под песни орочьи меч станет легче,
Гаси их, гадов. В глаза им цель.

Пусть сердце стынет, грозя взорваться,
И хохот адский пугает крахом.
Ругайтесь, смейтесь... не сметь боятся!
Они – гвардейцы рожденных страхом.

Они кишат здесь – в стране безумной,
Их кормит ужас попавших в рабство
Холодный ужас в молчаньи шумном,
Рабов с избытком в Проклятом Царстве.

И гоблин громко орал похабства,
А эльф сжал зубы, и меч, и посох.
Сражалось смело бродяжье братство,
Чтобы умертвий оставить с носом.

Идут человек, полугоблин и эльф,
В далекий сияющий город Лейф.

– 2 –
Родник смеется, звенит и плачет.
Чиста водица – промой нам души,
Пускай промокнут, а как иначе...
Проклятья ветер – он все просушит.

Здесь слезы с кровью засохнут быстро,
И даже небо все в свежих шрамах.
Вода-водичка, отмой нас чисто,
Прости нас, грешных, за все обманы.

Родник не часто в пустыне встретишь,
Пои землица своей слезою...
Умрем, схоронят – ты не заметишь.
По всех ты плачешь. Мы ж после бою...

Заполонила нас смуть да нежить.
Заполонила – что нас, что землю...
Тебя б землица холить да нежить,
Тебя б засеять – да сгнило семя.

Идут человек, полугоблин и эльф,
В далекий сияющий город Лейф.

Нет звезд на небе, луны не видно.
Костер пылает – тепло и сухо.
Взял лютню в руки эльф (что ж так сильно)
И песню начал, собравшись с духом.

(рассказ эльфа)
Я был свободным,
Я верил в счастье.
Преград не видел,
Плевал на власти.

Любил всех ближних,
не делал зла.
Я не был лишним,
судьба несла,

Шла карта в руки –
Я был король.
Не знал я муки,
Не знал я боль.

Но хитрый джокер
бубонной масти
Улыбку прятал
в зубастой пасти...

О, Hарианта –
тебя убили.
За что с тобою
так поступили.

Назвали ведьмой,
и потаскухой,
За ночь одну ты
стала старухой.

Чего тут спорить,
Судили скоро:
Тебя назвали
Причиной мора.

«Летала ночью!
А то! А как же!
Плясала голой
На нашей саже!»

Святой водичкой,
Потом по кругу...
Смелей казались
они друг другу.

Потом – под утро,
тебя – седую,
Загнали в клетку,
на мир весь злую.

Ломала пальцы,
твердя проклятья...
И слезы сохли
в обрывках платья.

Свинцом крестили.
Огнем пытали.
Убить – убили,
Но не сломали.

Безумно ты им
В глаза смеялась,
Когда на дыбе
Суставы рвались.

И ветер мая
К земле приник,
Как вырывали
Тебе язык.

Но ты сумела,
проклясть их всех.
В петлю загнал их
Твой злобный смех.

Ты молча пела
Об их вине,
Сгореть сумела
В _СВОЕМ_ ОГHЕ!

Тебя не смог я
тогда спасти,
О, Hарианта,
Меня прости.

О, Hарианта,
тебя любил я...
Беги – дорога,
за милей миля.

И эльф закончил, той песни звуки
Поднялись в небо. Порвались струны
И гриф сломался от этой муки.
А ночь была до краев безлунной.

И полетели осколки лютни
В костер – на угли – гори родная...
Прольется дождик печали мутный,
Тебя потушит он умирая.

Чего вздыхаешь, да чешешь темя?
Какие песни в такое время!

Такое время, что не до песен,
Какие песни – от них лишь горше...
Мир вечной муки нам нынче тесен,
Поменьше б горя – да мир побольше.

Идут человек, полугоблин и эльф,
В далекий сияющий город Лейф.

– 3 –
(a)
Что там за город? Он стерт на картах!
Седые стены столетних замков.
Дракон из бронзы застыл на старте,
И крошкой мрамор лежит как манка.

Ров окружает застывший город
Заполнен тиной. Мосты нависли.
Но где же люди? Убиты мором?
Иль грозной тучей враждебной мысли?

«Пойдем, посмотрим, следы отыщем»
Сказал эльдару наш мудрый вор:
«Ведь коль есть город – найдется пища,
Я есть желаю, я б съел топор»

Взял эльф веревку с стальною «кошкой»,
Накинул метко на край моста,
Потеребил он застежку-брошку,
Молясь забытым святым местам.

Он помнил много – почти бессмертный,
Он телом молод – душою стар.
И сплюнув – «К черту!» полез он первым,
На полусгнивший пролет моста.

Идут человек, полугоблин и эльф,
В далекий сияющий город Лейф.

Дома без окон, косые двери,
Hи крыс, ни кошек – лишь серый камень,
Да изваянья – уродцы-звери,
И развевалось Химеры Знамя.

Прижался гоблин спиною к стенке,
Трясется бедный – ни слова молвить.
Глаза в закате, набухли веки,
Да повторяет: «я помню, помню»

«Эгей дружище – чего случилось?
Чего ты помнишь? Ведь ты ж здесь не был»
Но сердце орка все тише билось,
Глаза – пустые, как это небо.

И эльф взял посох и Слово молвил,
Что весит больше, чем все проклятья,
Очнулся гоблин, глаза приподнял,
Сказал тихонько – «спасибо, братья»

Привстал, руками зажал виски,
На землю сплюнул, ругнулся смачно.
И голосом, полным бездонной тоски,
Рассказ о том, что увидел, начал.

Давным-давно, а когда, не знаю,
Когда был создан наш род зачем-то,
Со зла, наверно... С собачим лаем,
Под черным солнцем, под мертвым светом...

Великий Серый и Пастырь Тьмы
Кровавой чашей нас всех крестили,
Клеймили души огнем, а мы
От боли жуткой как волки выли.

Я это видел! Я это помню!
Я – как и все – тоже выл от боли!

Пустые руки! Святые муки!
Я слышал пламя и видел звуки!

Великий Серый – я чую запах,
Беззвучным страхом пропахли камни...
И рвал наш орк на груди рубаху,
И развевалось Химеры Знамя...

Так кто ж построил здесь этот город?
Не свищет ветер, да что-т не спится.
Вот, слышишь скрип – то судьбины ворот,
Или небесные колесницы...

(b)
А Знамя Химеры все выше...
Тисками удавов-улиц
Сжимало их души. Как мыши
Идут они. Тысячи лиц

Уродливых, злых созданий
Глядят им в глаза со стен,
Средь серых брошенных зданий.
Все вечно, тут нет перемен.

И гоблин за грудь держался,
А эльф становился мрачнее.
И звук на кусочки ломался
В дыхании суховея.

«Дорога идет по кругу.
Братва, мы попали в ловушку»
А ветер играл им фугу
Про паука и мушку.

Шли гоблин, человек и эльф,
В далекий легендарный Лейф.

Смотрел наш эльф в хрустальный шар,
И видел как горит пожар.
Он видел боль, он видел смерть –
Богов сжигающую плеть.

Дела давно минувших дней,
Осколки грез рожденья мира...
Осточертевший суховей
С собой унес остатки Силы.

И эльф лежал на мостовой,
И плечи содрогались в плаче...
А знамя звало всех на бой,
Бой против всех, кто жил иначе.

И в небе плыли зеркала,
И отражали отраженья.
Осколки судеб и стекла
Собой украсили сраженье.

И Черный Пастырь, сжавши плеть
Над смерти пастбищем навис.
А кровь поднялась лишь на треть.
И зеркала летели вниз.

А знамя звало всех на бой,
Бой против всех, кто жил иначе.
И эльф лежал на мостовой,
И плечи содрогались в плаче...

Я не могу – поднялся эльф –
На этом кладбище легенд.
И зашипел гранитный змей,
Из жала выступила медь.

Но вор сказал всем – «Не впервой
Меня так плотно обложили.
Прорвемся. Hе последний бой...»
И в небе зеркала поплыли.

(c)
И плыли в небе зеркала,
И змей гранитный рвался в битву.
А тело змея как скала,
Мечи и топоры разбиты.

И заклинанья, как листва,
Ложились на седую землю.
Стихии спят, нам нефиг звать.
Стучится боль взрывая темя.

И прислонился эльф к стене,
Помятый меч, сгоревший посох...
Но боли нет, все как во сне.
Что там за день – весна иль осень?

И сжал руками он затылок,
И прошептал он «Нарианта»
Тогда к нему вернулись силы,
Тепло принес им ветер марта.

И женский голос в тишине,
Плел кружево волшебных слов.
Пылали зеркала. В огне
Скривлялась острота углов.

Гори огонь, гори душа,
Танцуй на лезвии ножа.
Гори огонь, пусть сгинет вонь,
Пусть люди сами все решат...

Гори, гори, огонь – гори!
Пусть ночь взорвет пожар зари.
Гори огонь, пусть Бледный Конь,
Уйдет со мной. Пусть будет бой!

Пусть эти люди все решат.
Эй, смерть, за мной – я ухожу...
Все призраки домой спешат.
Прощайте... И да сгинет жуть!

И смутный образ женской ножки
Мелькнул в натянутой тиши.
И изумруд эльфийской брошки
Безумный ветер раскрошил.

И вор, очнувшийся от чар,
Схватил руками шею змея.
Из пасти поднимался пар,
Яд падал наземь, каменея.

Но, все ж, вполне хватило сил
В сжимавших пальцах человека.
Язык змеи упал, застыл...
А эльф шатался как калека.

Проход, казавшийся стеной...
Растаял, снегом февраля.
И на столетней мостовой,
Лежали гроздья янтаря.

Орк, человек и черный эльф
Идут в далекий город Лейф.

И поднял вор глаза змеи –
Два огнедышащих рубина.
В них отражаются бои
И гибель тысячи невинных...

– 4 –
И перед нами вновь дорога,
Во мраке тает горизонт.
Ты чувствуешь – дыханье Бога,
Ты слышишь подземелий стон?

А под дождем белеют кости,
Горят мосты, но не сгорают.
Не спится мертвым на погосте,
Здесь мертвые не умирают.

Бредет сквозь полночь синий труп,
Горит, политый кровью, месяц.
Они сбиваются к костру,
Но им уже не отогреться.

И обнимается мертвец
С внезапно поседевшим вором.
И утром не придет конец
Их замогильным разговорам.

Ведь темен мрачный небосвод,
Ведь утра не бывает тут.
И каждый час, и круглый год.
Полночные цветы цветут.

Давно протухшие орлы,
Исполнят в небе виражи.
Застыли тучи, на *** плыть...
Мертвы живые – мертвый жив!

Орк, человек и черный эльф
Идут в далекий город Лейф.

Так здравствуй, мертвая страна.
Как хорошо тем, кто не тут...
В стране слепых глухой – дурак.
Лишь сети пауки плетут...

Но, впрочем, край гостеприимный.
Напоят мертвою водой,
И ночью бесконечно длинной
Беседу заведут с тобой.

О чем беседа? – Да о разном,
Припомнят старые делишки...
И клочья бурой эктоплазмы
Свисают. «Тише... тише... Тише!

Я умоляю – замолчите! Я забываю свое имя...»
Здесь мертвых много – их не злите,
Не хочешь ведь остаться с ними?

Здесь те, кто мог, но не сумел:
Раздавлен был под грузом лени.
Кто верил в то, что Черный – бел,
И становился на колени.

Счастливый край – Почти что рай.
Живи мертвяк – Не умирай.

Орк, человек и черный эльф
Идут в далекий город Лейф.

Идут – куда же им идти?
Вскипает суп из воронья.
Идут... Открыты все пути.
Дороги боли и вранья,

Дороги плача и убийств,
Дороги, где не слышно песен.
Иди! Иди вперед! Крепись!
А то и нас покроет плесень.

Холодный ужас душу рвет...
Не бойся – нечего терять.
Судьба слепым узлом сплетет
Всех нас – по форме буквы «мать»

Ведь гоблин, человек и эльф
Идут в далекий город Лейф.

Далекий город – край мечты
Где нету грешных и святых.

Пусть темнота, пусть пуст карман,
И кто-то водит за нос нас.
Но ветер унесет обман,
Заменит боль в груди компас.

Вперед – куда глядят глаза,
Куда несут (пока что) ноги...
И с неба упадет слеза,
Хоть не умеют плакать Боги.

Святая пустота слепа.
Кто говорил, что солнца нет?
Пусть вьется в темноте тропа,
Пока не зацветет рассвет.

Орк, человек и черный эльф
Идут в далекий город Лейф...

Мы на пути...Идем своим путем.
Ты слышишь, колокольчики звенят,
Дорогу вечной ночи освяти...
Жив или мертв ты, грешен или свят.

Дорогу вечной ночи освети души своей арктическим огнем.
Мы на пути – идем своим путем.

------------------------------------------------
Старый сказочник, впавший в детство,
Тихо-тихо на ладан дышал.
А нотариус по соседству
Его сына наследства лишал.

0


Вы здесь » Скрытый Мир » Когда приходит вдохновение... » Музы корчатся в муках, наблюдая мои потуги...